Некоторые статьи могут быть отключены или находиться в стадии рерайта. Во избежание недоразумений просьба осведомляться об актуальности информации у Администрации. Приносим извинения за временное неудобство.

Главная >> Организации >> Медицинская Академия

Медицинская Академия

Индекс материала
Медицинская Академия
Внешний вид
Внутренний распорядок
Руководители Академии
Все страницы

Императорская Медицинская Академия

В двадцать четвертый день июня месяца 736 года эры Тарнас каждый желающий мог увидеть, а не желающий услышать (ибо глашатаи не даром свой хлеб ели), что по указу Его Величества, Императора Александра, сына Короля Секии, в городе Аккад, столице Империи, будет организована Императорская Медицинская Академия. В указе говорилось, что Его Величеству надоело то множество шарлатанов, промышлявших на просторах Империи, и которые из-за своего непрофессионализма калечили, а то и губили множество людей. Отныне, после открытия Академии, каждый житель Империи, причисляющий себя к сонму лекарей, обязан был иметь Императорскую грамоту, подтверждающую, что он окончил Императорскую Академию и может полноправно называть себя лекарем.


В указе так же присутствовало указание отдать земли рядом с дворцом Императора под строительство главного здания Академии. Заказ был передан в Академию Зодчества с припиской «В кратчайшие сроки» лично от Императора.  Со времени выхода указа не прошло и пяти лет (а если точнее, то четыре года), и Медицинская академия распахнула свои ворота для студентов.

Итак, что же видели будущие студенты на месте, где им предстояло учиться пять лет, а то и более?

Первое, что бросалось в глаза - это огромные кованные ворота с изображением причудливо украшенного креста с узорами из лиан, змей и, как это на парадоксально, шестеренок (объяснение этому факту, вы прочтете ниже). Открывались эти произведения кузнечного искусства только два раза в год – осенью, когда в академию приходили новые студенты, и летом, когда студенты покидали родные пенаты с дипломами специалистов.  Для всех остальных случаев, будь то выход в город или исключение (без этого, увы, тоже не обходилось - требования в академии были довольно высоки), существовала калитка со стороны, обратной главным воротам. На огороженной территории располагалось главное здание – белоснежный пятиэтажный корпус с символическими барельефами трудовых будней лекарей. В этом здании располагался кабинет ректора академии и самые разные управляющие, канцеляристы, ассистенты, секретари всех форм и размеров, в общем, весь тот канцелярский люд, который так необходим любому уважающему себя официальному заведению, но основных функций которых так никто и не понял.  В этом же корпусе учились студенты первых двух лет обучения, изучающие базовые науки, как то биология, правила течения жизни в теле человеческом (сокращенно ПТЖ), правила лекаря  и прочая, прочая, прочая…

За главным зданием располагались еще три учебных корпуса, по количеству факультетов академии. Один для лекарей-классиков, один для травников и один для техномагов. После успешного окончания первых двух лет учебы, студенты, поступившие в академию, все без исключения переводились на факультет лекарей, где обучались классической немагической медицине. Терапия, хирургия, травматология и прочие науки, воспитывавшие в учениках умения, высоко ценящиеся, как в мирной жизни, где на мага-целителя у многих просто не хватает денег, так и в военное время, когда искусников врачевателей всех мастей катастрофически не хватает. «Зачем же тогда остальные два факультета?» – совершенно справедливо спросите вы. Что же, я отвечу – два других факультета, были предназначены, для выпускников АлТеха, по тем или иным причинам решившим связать свою жизнь с медициной. На факультете травников, обучались будущие фармакологи – зельевары, специализирующиеся на лекарственных зельях и их компонентах. А на факультете техномагов готовили мастеров-протезистов, тех самых искусников, кто сможет состряпать механизм, призванный заменить утерянную часть тела или пострадавший внутренний орган. Бывшие АлТеховцы проводили в стенах академии ровно три года, постигая все тонкости строения и функционирования человеческого тела, а также то, как, когда и чем можно на него воздействовать. Как уже было сказано выше, каждому факультету полагался свой личный корпус с соответствующей начинкой для обучения молодых специалистов – артефактами, тренажерными амулетами и преподавательским коллективом. Также к студентам в гости на семинары и лекции частенько захаживали преподаватели АлТеха, да и личный лекарь Императора не был здесь редким гостем.

Помимо учебных корпусов, на территории академии располагались два общежития, мужское и женское соответственно. На женском общежитии стояли охранные чары, дабы предотвратить посещения противоположного пола, активно мешающего учебному процессу.  На мужском же общежитии стояли чары несколько другого толка – оберегавшие будущих лекарей от весьма сомнительных «прелестей» похмельного состояния, то бишь сигнальные чары, предотвращающие попадание этой самой продукции в окрестности учебного заведения. Между факультетами и преподавательским составом, даже устраивались негласные «соревнования», суть которых заключалась в следующем. Студенты выпускных курсов должны были протащить на территорию академии бутылку верескового меда в качестве «своеобразной взятки». В случае успеха сего мероприятия всем студентам, дошедшим до выпускных экзаменов, ставились отметки, позволяющие покинуть родные пенаты через парадные ворота. Польза же преподавателей заключалась в том, что с помощью студентов они находили слабые места в сигнальных чарах и, соответственно, устраняли их.  Территория академии так же была облагорожена самыми различными зелеными насаждениями и небольшим фонтанчиком, возле которого любили собираться учащиеся в жаркое время года. К тому же, среди будущих лекарей ходила байка, что если потереть замысловатые барельефы фонтанчика, то это принесет удачу во время экзаменов. Рабочий персонал медицинской академии был только рад такой байке – бронзовые бока этого украшения сверкали начищенной медью без малейшего вмешательства с их стороны.


Вот, собственно говоря, и все, что касается внешнего вида академии. А теперь, что касается внутреннего распорядка. Для обучения лекарскому искусству принимали всех, не взирая на сословие или платежеспособность поступающего, главным критерием были успешно сданные вступительные экзамены. Но подвохи таились совсем не там, где их можно было бы ожидать - поступить а Академию не было большой сложностью, куда как сложнее было остаться здесь в качестве студента. Требования к обучению лекарей были далеко не низкими, и тех, кто не смог им соответствовать, исключали. А исключенные студенты обязаны были отработать всю сумму обучения, которую на них затратила казна Императора, а это, надо сказать, не маленькая сумма. Поэтому те, кого исключили на первых годах, воистину могли считать себя счастливчикам по сравнению с теми, кого исключили на старших курсах. Но не так все гладко было и для тех, кто успешно закончил академию. Так как студенты не платили ни гроша за обучение, а некоторые даже получали стипендию, что для императорской казны было весьма затратно, то абсолютно все выпускники должны были пройти стажировку сроком в пять лет, отрабатывая затраченные на них средства. Места стажировки распределялись соответственно оценкам студентов - отличники получали направление в столичные госпитали, хорошистам доставались провинциальные и полупровинциальные города, а троечников могли и в деревню отправить – к местной бабке-знахарке в помощники. И не отвертишься - казна на тебя деньги потратила, будь добр отработай! Те же, кто не выполнял обязательное условие стажировки, получали весьма сомнительную честь, носить звание преступника Империи и преследовались законом. Тех, кого выследила служба безопасности, судили за мошенничество и расхищение императорской казны, и назначали принудительные работы на благо Империи. Собственно говоря, по этим причинам на обучение в академии никогда не претендовало очень уж много желающих.

Занятия начинались рано утром, по звонку академического колокола. Студентам полагалось находиться на занятиях в специальной форме, различной для каждого факультета.  У первогодок в качестве формы выступал черный балахон с белыми крестами на рукавах. За такой внешний вид, более старшие курсы звали студентов младшекурсников чернокнижниками, и те полностью оправдывали свое прозвище, ибо увидеть младшекурсника, бродящего по территории без заветного томика ПТЖ, было просто невозможно. Студенты же определившиеся со своим дальнейшим факультетом, получали совсем другую форму. У травников это были просторные брюки и рубашки темно-зеленого, даже больше болотного цвета, и объемистая сумка через плечо с множеством отделений и кармашков для сбора и хранения лекарственного сырья, все это украшалось затейливой вышивкой из цветочного орнамента. Лекари-классики оставались классиками во всем, поэтому и формой были безукоризненно отглаженные, белоснежные халаты, лишь на рукавах вместо традиционных крестов присутствовали темно-зеленого цвета змеи, обвивающие плечи студентов. А для техномагов формой были темные плотные комбинезоны установленного образца и очки-гоглы, позволявшие разбираться в хитросплетениях магии и механики. Для всех старших факультетов были предусмотрены металлические браслеты, где были выбиты название факультета и цифра, обозначающая год обучения. Нужно это было, для того, чтобы идентифицировать студентов-лекарей в отгуле. Если на территории академии за дисциплиной следили очень строго, то в городе будущим лекарям прощалось многое, пусть и далеко не все.


Ну а теперь, немного информаци о людях, руководивших академией со дня основания.

Со дня основания и во все времена, Императорскую Медицинскую Академию возглавляли наиболее выдающиеся ученые мужи в этой области, и назначение на пост ректора академии было наивысшим назначением, которое только мог получить лекарь.

Первым ректором академии стал личный лекарь Его Величества Императора Александра Аэлмар Арчибальд Берадот, (740-774 г.г.) принявший на свои плечи груз по организации свежеобразованной академии.

С 774 по 805 года пост ректора академии занимал Альбус Виктуар Гилдримм – поистине выдающийся техномаг, именно при нем в академии активно внедрялись новые технологии и появились протезы на полностью магической подпитке.

Период с 806 по 844 год ознаменовался появлением в рядах ректоров академии женщины – Каллипсо Глашгофт, одной из самых известных травниц тогдашнего времени и автора нескольких десятков учебников и пособий по травничеству, правилам сбора лекарственного сырья и другим профильным наукам.

Следующие тридцать лет, с 844 по 894 года, академией управлял Мираклий Риорродан Фаавиалий, двудушник-лис и, опять-таки, травник. Мираклий исхитрился выпросить у тогдашнего Императора еще земель под собственный заповедник академии для обучения травников.

В 894 году в историю академии в кои-то веки вошел лекарь-классик Харрин Улан Ялмир, и если на тот момент сильнейшими факультетами были техники и травники, то классики сильно сдали свои позиции. Ужаснувшись такому повороту событий, мужчина рьяно принялся восстанавливать пошатнувшееся равновесие. Закончил он эту работу только к 920 году, но основная задача была решена – лекари-классики вышли на один уровень со всеми остальными факультетами.

921 год, смог похвастаться появлением в роли ректора второй женщины – Юстана Хаара Йэеревелл была, как это ни удивительно, техником. При ней в академии была введена конкурсно-бальная система, по итогам которой, весь факультет, выигравший в очередном году, награждался премиальной стипендией. Женщина оставила свой пост, лишь в 967 году в возрасте восьмидесяти четырех лет.

А с 967 года и поныне, академией управляет лекарь классической школы Диплексий Эвари Корралис, выдающийся ученый и мой хороший знакомый, ревностно охраняющий качество учебного процесса. Этот же ректор первым удостоился клички от студентов «Диплексий-Цербер». Вынужден признать, она ему полностью соответствует - еще ни при одном ректоре не было такого количества исключенных студентов.

На этой ноте я, пожалуй, закончу рассказ о Императорской Медицинской Академии и пожелаю будущим и нынешним студентам успехов в их нелегких науках.

 

С уважением, Придворный лекарь Его Величества Императора Эзерга I

Тиберий Улан Ферммар.

По заказу Императорской медицинской академии.

975 год, эра Тарнас.