Некоторые статьи могут быть отключены или находиться в стадии рерайта. Во избежание недоразумений просьба осведомляться об актуальности информации у Администрации. Приносим извинения за временное неудобство.

События24. tuoorestselpdąnįi

Утро

Туман над Аккадом растворился с первыми лучами Светила, лениво восходящего над горизонтом. По небу плывут редкие облака, предвестники непогоды, надвигающейся с морей.

На Рыночной площади понемногу открываются торговые палатки. Кто-то из торгашей сонно раскладывает залежалые фрукты, вперемешку со свежими. Кто-то развешивает яркие ткани, надеясь, что сегодня удастся продать больше, чем вчера, а конкурента в соседней палатке обворуют. Кто-то чинят разборки со своими коллегами, а кто-то обговаривает последние сплетни, в том числе и события этой ночи. "Вот ужас то, словно зверь какой троих здоровых мужиков вчера подрал то.. стражников выворачивало, когда они их кишки собирали.. неподалеку в Трактире двудушника видели! ейбогу, эта дьвольчская тварь все устроила..." "говоришь, сам с ним пил? так то он человеком был... но в них вторая душа живет, а вторая душа что - зверь! зверь, чуешь? ему чё надо - пожрать, особливо мясца... и ты для него мясо, и я мясо... сечешь?"

Булочники да мясники открывают ставни на окнах своих лавок. Вот и "Грендайзер" готов встречать первых посетителей.

С рассветом город просыпается и понемногу набирает свой обыденный будничный ритм жизни. Городские ворота отпирают, впуская в город свежие ветра с полей Анциума.

День

Светило входит в полную власть, пытаясь прорваться редкими горячими лучами сквозь кудрявые облака, густо наполняющие небо. Хмурый горизонт предвещает непогоду в скором времени. Море взволнованно раскачивает пришвартованные в берегам корабли.

На Рыночной площади торговля идет полным ходом. Правда задержка в несколько часов у Городских ворот вызвала бурю эмоций, отголоски которой до сих пор можно услышать даже проходя мимо. Тут тебе и пара ласковых в адрес Главного Таможенника и сплетни о том, якобы Казначея словили с запрещенным товаром. "Лично видела как у казначея из сумки достали два свертка трав из Запрещенных мест..." "...я тебя умоляю, чем ты там могла видеть! Что ты там делала на досмотре!? А я тебе говорю ему сам Таможенник подсунул "Красную пургу"!""Это ты мне сейчас пургу в глаза пускаешь, дура набитая! Траву у него нашли, никак иначе!... Сама ты дура, "Пургу" из правого кармана взял и подложил!

Игорный дом открыл свои двери посетителям и поговаривают, что сегодня состоится весьма интересный бой с участием диких животных. Хозяин "Золотого льва" намекает (естествено неофициально), что любой может выиграть кучу денег, сделав ставки на исход мероприятия.

Во Дворце начали подготовку к ответственному событию для всего Княжества - Совет Пяти. Не зря накануне в город прибыли представители соседних Княжеств Шэбердама, Вананграта, Торланмеля и Моренгриса. Князь Аккадский великодушно согласился принять их в собственной обители, показав тем самым открытость и миролюбие.

Вечер

Идущее ко сну светило не рассмотреть сквозь сгустившиеся облака. Серой пеленой, темнеющей к горизонту грозовыми тучами, заволокло небо. С морей налетел злой ветер, снующий улицами города и опрокидывая полы торговых шатров. Море взбесившимися волнами лижет прибрежные скалы.

Уставший после тяжелого дня люд разбредается бредет по улицам домой. Довольно позвякивая монетой в кошеле, торговец сворачивает свою палатку на Рыночной площади. Гремя кирасами стражники готовятся к тяжелому ночному обходу.

Городские кумушки, расходясь по домам, лениво перекидываются последними раздобытыми сплетнями: - А на кладбище, говорят, поди что-то стряслось... Ходют и ходют... И все странные такие, подозрительные...

- Да что там твое кладбище, вон, "Полторы Луны", рассадник порока и вожделения, - женщина сплюнула на зеплю. - Так и порхают по городу, потаскушки... Только сегодня их на постоялом дворе видели. Совсем стыд потеряли!

- А вы разве не слыхали? Ой, что творилось-то!! Говорят, разграбили-то караван торговца! На торговом тракте! Напали - и все тут. Живых, говорят, и нет вовсе...

- Поди ж ты! А разве не по той дороге-то казначей наш поехал?

Кумушки замолкли и напряженно переглянулись.

- Кареты иностранные по городу ездят, понаехали...

- А про взрыв-то ничего не слышали?

- Да бес его знает, опять алхимики, наверное, бедокурят...

Но тем временем, никто не молвит главного - лишь переглядываются тревожно, да бегут домой проверить, надежно ли запираются ставни да двери. Страх витает в воздухе, пропитывает каждую душу людскую. Наступают сумерки. И если уж ты оказался ночью на улице... Да помогут тебе высшие силы.

Ночь

Идущее ко сну светило не рассмотреть сквозь сгустившиеся облака. Серой пеленой, темнеющей к горизонту грозовыми тучами, заволокло небо. С морей налетел злой ветер, снующий улицами города и опрокидывая полы торговых шатров. Море взбесившимися волнами лижет прибрежные скалы.

День был вспышкой - яростной и яркой, он прогремел - и закончился. В его горящем горле вспыхнули и истаяли следы прошедшей ночи, он принес новые вопросы и не дал ни одного ответа. Злой день, никакого понимания. А люди - что люди, они спорили, ссорились, спрашивали и уходили без ответов.

Тени танцевали под стенами Академии - что там громыхнуло, какое старое проклятье.

У воды был горький привкус, а небо было ясным и высоким.

Обыкновенный день. Но вот солнце закончило вырисовывать блики на крышах, спрятало окровавленную морду за горизонт, истекать кровью где-то еще, и полог неумолимой ночи рухнул на Аккад. Почти мгновенно. Темная, без звезд, луны и ветра. И, помня предыдущую ночь, кто отважится выйти и поцеловаться с этой?